Как рыба в воде

олег софяникПрежний советский диссидент Олег Софяник в свое время пытался морем убежать из СССР. Сегодня он вплавь преодолевает расстояния между городами и странами.

Сорокапятилетнего севастопольца Олега Софяника грипп и простуда боятся, как какого-то грозного тамифлю. Дают о себе знать регулярные щоранкови купания мужчины в море, которым на препятствии может стать разве что сильный шторм. Последние семь лет господин Олег еще и регулярно осуществляет марафонские заплывы. Их на счете плавца-экстремала близко полсотни.

Молитва тоже мобилизирует

Среди крымских «моржей» Олег Софяник – беспрекословный авторитет. Лично в этом убедился на открытии сезона зимнего плавания под Саками, где господин Олег стал ключевой фигурой традиционного мероприятия. Торжества начались с вручения Софянику специальной награды за популяризацию «моржевания» как здорового образа жизни. Ставлю перед Олегом вопрос: ради чего весь этот «напряг»? «Рекорды для меня не самоцель, – отвечает пловец. – Просто соревнуюсь сам с собой – и получаю от этого незаурядный позитивный заряд. К тому же с юных лет люблю море».

Оказывается, мой собеседник целеустремленно начал закаляться холодным морем еще с середины девяностых. Со временем организм мужчины стал требовать все большей «дозы» ледяной воды. А первой успешной пробой сил на длинной дистанции стала бухта Омега. Вскоре, летом в 2002 году, Олег со своими приятелями Дмитрием Киселевим и Юрием Даниленком осуществил дальний заплыв «Херсонес – мыс Хрустальный». Осенью того же года маршрут продлевается к Солнечному пляжу. И пошло-поехало…

Обычно на дальние дистанции Олег выходит без сопровождения. К поясу привязывает легкий надувной челнок, в котором обязательно должна быть питьевая вода, шоколад, телефон и «аптечка». А еще господин Олег полагается на Божью помощь. «Как-то осуществлял зимний заплыв в Севастополе, кстати, по просьбе местных газетчиков, – вспоминает человек, – дистанция небольшая, всего километр, но вода – п’ять-шисть градусов. Сначала все шло нормально, но потом почувствовал, что ноги становятся ватными и постепенно «отключаюсь». Тогда начинаю вслух читать молитву. Мобилизирует, как будто открывается второе дыхание».

После каждого рекорда Олег дома «проваливается» в пятнадцатичасовой сон. Медиков пытается обходить стороной, с «химией», алкоголем и папиросами не дружит.

В октябре 1985-го…

В первый год горбачевской перестройки Олег Софяник сделал рискованную попытку… побега из СССР морем. Планировал доплыть в Турцию, а уже оттуда перебраться к ФРГ или США, чтобы попросить политического убежища.

Олег хорошо помнит тот день – 23 октября 1985 года. К нему он готовился целый год. Специально устроился спасателем на городскую станцию лодок – чтобы хорошо научиться «ходить за веслами». За день до прибытия в Севастополь круизного теплохода «Молдавия», который курсировал за маршрутом «Одесса-Батуми», приобрел билет на кормовую каюту. Прихватил самое необходимое – надувная лодка «Лысычанка», спасательный жилет, несколько фляг с водой, печенье и шоколад. С этой кладью Олег и ушел в ночное море на подходе «Молдавии» к Батуми. «Конечно же, было трусливо, – вспоминает человек. – Хорошо понимал, что шансы у меня быть не пойманным или вообще уцелеть в открытом море очень невысокие. Но себя настроил так: лучше уже погибнуть в море, чем жить дальше в СССР. Греб небольшим веслом, ориентируясь на юг с помощью туристического компаса. На третьи сутки меня усмотрел югославский танкер и хотел подобрать на борт, но я отказался. Вместо этого подобрал уже наш Спкр (сторожевой пограничный корабль), как мне уже сообщат на допитых, где-то за 37 километров от турецких территориальных вод. C начала мне устроили допрос в пограничном отряде, дальше в управлении КГБ Абхазии в Сухуми, а затем поместили в тамошний следственный изолятор «Дранди».

В итоге за незаконный переход государственной границы Софянику «впаяли» аж два года. Правда, тюрьму юноше заменили крымской «психушкой».

«Прочь царизм Брежнева!»

На то время в Олега уже был достаточно большой опыт общения из кадебистами. А познакомился с ними он еще в… седьмом классе. Наслушался парень «враждебных голосов» и начал активно переписываться с радиостанцией «Немецкая волна». Дальше этот эпистолярный жанр школьник переориентировал на земляков, адреса которых взял из телефонного справочника. Его письма заканчивались крамольными призывами к борьбе с существующим коммунистическим строем. Но малолетнего бунтаря очень быстро высчитали сотрудники КГБ и провели профилактическую беседу. Однако ее хватило ровно на два года. В 1979 году Олег вместе с товарищами создает подпольную группу «Комитет борцов за свободу» и начинает действовать в том же антисоветском духе – распространять открытки. Заканчивались они лозунгами «Совсем кровавый царизм Брежнева и К! Да здравствует революция!». В этот раз подростка уже арестовали на трое суток. Более длительного заключения он опять избежал – парня отпустили под присмотр родителей.

Следующее «свидание» Софяника, тогда уже первокурсника Севастопольского приборостроительного института, из КГБ состоялось через три года. Его задержали в Москве во время встречи с работниками посольства США. Им юноша хотел поведать свою диссидентскую историю и попрохати помощи с эмиграцией. А когда в 1983 году в Тульском стройбатальоне Олег из политических рассуждений отказывается принимать военную присягу, то впервые попадает к местной психушке, где проводит почти полгода…

…За два года до развала Союза Олег организует в родном городе ячейку оппозиционного Демсоюза (партии Валерии Новодворской. – Авт.). Впоследствии аж на восемь месяцев отправляется в Польшу, где изучает опыт «Солидарности». Однако реально воспользоваться им Софянику так и не удалось. «В Украине, в начале 90-х, когда начали делить государственную собственность, фактически состоялась криминальная революция. Потому я отошел от политической деятельности, которая потеряла прежний ореол романтики и превратилась в сплошные интриги и грязь. Теперь мой риск связан исключительно с марафонскими заплывами», – объясняет свою «переквалификацию» прежний антирадянщик. Однако со своими побратимами-дисидентами Олег продолжает контактировать. И до сих пор собирает истории о побегах из СССР (у него они записаны уже несколько десятков. – Авт.), чтобы в конечном итоге выдать эти воспоминания отдельной книжкой.

За рекордом – рекорд

Недавно Олег Софяник вплавь пересек Севастопольскую бухту в 2 километра 200 метров ширину за 45 минут. А раньше во второй раз на протяжении года преодолел пролив Боспор (температура воды тогда достигала десяти градусов). 22 сентября Софяник от знаменитого ялтинского гнезда Ласточки привычным «брасом» взял курс на родной Севастополь. Там, на мысе Хрустальний, уже пополудни на следующий день его встречали друзья и пресса. В воде марафонец пробыл ровно 31 час 45 минут, преодолев при этом расстояние около 100 километров! Последнее достижение Софяника – пролив Дарданеллы, которую он преодолел в прошлое воскресенье, 20 декабря, вместе с напарником, журналистом Романом Черненком, при температуре воды 12 градусов.

Следующей же весны плавець-естримал хочет попробовать себя уже в водах Средиземного моря, конкретно – преодолеть дистанцию аж в 225 километров, от Туниса к Сицилии. Предыдущая договоренность с тунисскими властями у него уже есть. А еще хочет посвятить всем борцам за волю, независимость Украины «бросок» через Черное море – от Херсонеса к турецкому Синопа.

Три года тому назад севастопольский пловец форсировал и Днепр в районе Днепродзержинска. Однако днепровская вода ему не понравилась – во время заплыва песок и грязь просто залепляли незащищенные глаза…

45
читайте также