Болезнь привела меня к Богу

– Отче Иван, когда вы заметили за собой знахарские способности?

– Еще до того, когда стал священником. К нам приходили знакомые, друзья (Иван Иванович преподавал рисование в средней школе, позже работал дизайнером на мебельном комбинате). У кого-то там голова заболит или что-то такое подобное. Руку примера к больному месту или просто поглажу – и гость сразу: "О, боль прошла". Однако это меня насторожило, потому что лезть туда, чего не понимаешь, нельзя. Богослужение же дало мне, так сказать, и право духовно исцелять. Но это не есть какое-то мое лечение. Это Боже лечение. В этом процессе я, возможно, немножечко присутствующий, потому что читаю молитву. Читаю, как все читают.

– Но народ отовсюду обращается к вам за помощью прежде всего как целителя?

– Да, люди у нас по большей части прагматичны – желают не столько Бога прославить, сколько помощь получить.

– А что вас лично побуждало посвятить жизнь служению Богу?

– Болезнь привела меня к Богу. В детстве я перенес два компрессионных перелома хребта – результат падения из коня и скирды. В 33 года это дало о себе знать. Я как раз тогда оформлял одному почтенному человеку в Симферополе интерьер квартиры. Все время в согнутом положении, постепенно почувствовал, что стоять больше не могу. Говорю об этом Михаилу Григорьевичу, заказчику. Он мне: "Вы уже доделайте, а я вас отвезу в Киев. Там безнадежных на ноги поднимают, а не то что таких, как вы". Михаил Григорьевич действительно отвез меня в третью клинику Киевского iнституту неврологии. Сорок дней там мной занимался профессор Алиев. Но безрезультатно. Боль только усиливалась. Был я и в Касьяна, и у Матроса, но меня даже не приняли. Оказалось, компрессионные переломы – не их профиль. Один харьковский профессор предложил мне операцию. Я отказался, потому что не давали хотя бы 1% гарантии на выздоровление. Почти год я пролежал в больницах Киева, Симферополя, Евпатории. В конечном итоге меня выписали и дали вторую группу инвалидности. Невропатолог из Симферополя при этом пророчил мне почти полную недвижимость через повреждение именно тех позвонков, которые отвечают за ноги и руки. Этим самым он меня подтолкнул к спасению.

– Из чего вы начали свое спасение?

– Из разработки специальной программы. Она включает у себя утреннюю гимнастику, физические нагрузки за разными системами, скажем, Дикуля, дыхательные, водные процедуры, голодания, здоровое питание, молитвы и отработка добрыми делами. Их я выполняю и до сих пор. Ежедневно – и зимой, и летом. В Аяне (реке возле подножия Кара-Дагу) купаюсь при любой погоде. Если утром мне на службу, то сначала иду на реку.

– Добрые дела – это что?

– У мамы в селе Толстая на Сумщине я на коленях посадил сад. Впоследствии выкопал колодец. Мама с матушкой опускали меня туда на бечевке. Опять же эта отработка добрыми делами длится доныне. Так, в настоящее время мы строим церковь Преображения Господнего в селе Краснолисся.

– И все в комплексе вам помогло преодолеть физическую немощь?

– Приблизительно через год я самостоятельно встал на ноги. Эта самая программа помогла и моей старшей дочке Марии – у нее урожденный детский церебральный паралич (у отца Ивана две дочки и двух сыновья, которые учатся в Киевской духовной академии). Хотя боль меня до сих пор не отпускает. Я просто научился с ним жить, потому что сильно исцелил дух. Дух та боль очень ослабила. Когда-то я серьезно занимался восточными направлениями, в частности кунг-фу. А когда пришел к православию, то убедился, что глубина духа здесь все же больше.

– Какое человеческое совершенствование для вас первично – духовное или физическое?

– В церкви на первом плане относится дух, а все остальные – вторичное. Но сегодня время таково, что надо уделить внимание одинаково духовному и физическому. Так как мы видим, как наша физическая плоть очень страдает. И это повсеместно наблюдается. Поэтому надо поднимать и дух, и плоть. Я почувствовал это на себе. Смотрите, как бывают: человек ходит в церковь, молится день, месяц, два. А результата нет. Как тогда она рассуждает: Бог отвернулся от меня, больше не пойду к нему – не помогает. Имело же людей, которые готовы терпеть год или два, а потом на уровне духа, в конце концов, получить желательный результат. А когда одновременно "включаем" и физическое, и духовное, то он наступает значительно быстрее. Христос нам говорит: тело наше – храм Духа Святого. То есть мы должны к своему телу относиться как к храму, беречь его, заботиться. Нельзя развиваться только в одном направлении. Это тупик, если человек молится и ничего при этом не делает. Вера без дела мертва так же, как человек. Должна быть гармония. Я так своих парафиян наставляю.

– Что еще вписывается в вашу практическую гармонию?

– Пчелы. Это моя склонность из раннего детства. Поэтому сейчас у меня 90 ульев, сам с ними хозяйничаю. Есть небольшой садик, виноградник. Люблю заниматься прививанием деревьев. Вообще мне работа на земле нравится.

41
читайте также