Надломленные «цветы жизни»

Онкобольным детям помогают пенсионеры и малоимущие украинский, а высокие чиновники присылают отказа в дорогих конвертах.

Ежегодно в Украине около тысячи детей в возрасте до 18 лет ставят страшный диагноз — рак: уровень детских онкозаболеваний в государстве составляет 11 случаев заболевания на 100 тысяч детского населения. Из общего количества больных деток примерно 46% страдают от болезней крови (лимфомы, лейкозы, гистеоцитозы). У остальных 54% детей — опухоли центральной нервной системы, опухоли костей, мягких тканей, периферийной нервной системы, глаз, почек и др.

Большинство этих детей можно спасти. Однако ждать помощи от государства — напрасное дело. «Сегодня родители больных детей сами покупают все — от шприца в физраствора, — рассказывает Лилия Переходько,

Волонтер Украинской открытой ассоциации организаций, групп и лиц, работающих с онкобольными детьми, — а лечение рака — чрезвычайно дорогое. Например, один флакон «Грастима» для поднятия уровня лейкоцитов стоит 700-800 гривен. Бывает, что их нужно два, три, пять. А откуда брать средства? Большинство родителей кредиты взять не может, продать нечего. Не каждый человек способен бороться, когда везде, куда стучишь, тебе отказывают».

А отказывают довольно часто — особенно чиновники. «Я лично была на многочисленных приемах о помощи больным детям, — говорит госпожа Лилия. — Они отвечают, что у Украины — медицина бесплатная, все нужные лекарства есть. А каждой маме или папе в первый же день в больнице дают список с перечнем необходимых медикаментов. И еще добавляют: ищите доноров! И никто не спрашивает, есть ли средства, никто не говорит, как искать тех доноров».

Но мир — не без добрых людей: Украинский жертвуют на зарубежное лечение больным детям, вместе спасают маленькие жизни. «Как ни странно, помощь идет вовсе не магнатов и обеспеченных людей, — говорит госпожа Лилия. — Они не занимаются такими проблемами. Помогают в основном люди, которые отказали себе в новом платье, не купили игрушку своему ребенку. Бабушки и дедушки просят прощения, что смогли отправить почтовым переводом только 10-20 гривен. Я знаю это по себе. Когда мне собирали средства на лечение, в один день пришло два письма. Один — в стареньком грязном конверте. В письме был маленький клочок бумаги с пожеланием выздороветь и просьбой простить за то, что так мало прислали (а там в газетку было завернуто 100 гривен — их прислала 86-летняя бабушка). Второе письмо было в большом красивом конверте от Анны Герман с отказом помочь в связи с кризисом. Вот такой контраст».

46
читайте также